Первая часть интервью с Глебом Осияненко – игроком киевских «Бульдогов» и университетской команды «Трайн» (США).

Договориться об интервью с Глебом было не сложно. Даже по телефонному разговору было понятно, что Глеб – человек общительный. Потом Глеб рассказал, что даже в социальных сетях без проблем общается с незнакомыми ему людьми, которые выходят с ним на связь довольно часто. Преимущественно это молодые ребята с постсоветского пространства, которые обращаются за советами, ведь, как и Глеб, увлекаются американским футболом и хотят попробовать себя в американском студенческом спорте.

— Глеб, для начала – как вообще вас привела судьба в американский футбол – пока еще не самый популярный виде спорта в Украине?

— Раньше я занимался баскетболом – играл за команду Национального Университета имени Шевченко. После окончания учебы продолжал заниматься спортом, ходил в тренажерный зал. Там и встретился с экс-игроком киевских «Бандитов» Борисом Дементьевым. Он мне предложил попробовать себя в новой команде по американскому футболу под названием «Бульдоги», которую только создавал бывший тренер «Бандитов» Руслан Чабаненко.

— Сколько вам тогда было лет?

— 23. Два года я играл за «Бульдогов», и потихоньку в моей голове созрела мысль – а не поехать ли учиться в США? Руслан Чабаненко сам в свое время поиграл в Америке на серьезном университетском уровне, я с ним посоветовался, и решил попробовать.

— Так что было сначала – мысль поехать учиться в Штаты, и с ней вы пришли в американский футбол, или же во время пребывания в американском футболе у вас возникла идея отправиться за океан?

— Раньше об учебе в Америке и не думал. А тут – созрел. Отправил письма в несколько американских высших учебных заведений, какое первое откликнулось, туда и поехал.

— И что это был за Университет?

— Трайн Юниверсити, в небольшом городке с необычным названием Ангола, штат Индиана. Сразу скажу – я играю не в какой-то Суперлиге. Наша команда выступает в третьем университетском дивизионе. Первый дивизион – там ребята, которых в НФЛ отбирают. Далее по рангу идут второй дивизион и третий. Два последних практически одинаковые по силе, отличаются лишь уровнем финансирования команд. Вот я попал в третий дивизион – здесь в спорте не такая большая нагрузка, позволяет полноценно учиться.

Trine University

Trine University

— Какую специальность выбрали?

— Спортивный менеджмент. Подумал, раз уже еду играть в футбол, то хочу после окончания Университета остаться в спортивной среде. В общем, сказали они мне – приезжай, посмотрим. Вот, приехал и остался. Хотя они там сначала очень удивились тому, что студент-иностранец будет играть в ихний футбол. Переспрашивали, не соккер ли я имею ввиду.

— Каковы были впечатления от первого соприкосновения с американским футболом на его родине?

— Уровень мой и местных ребят был несопоставим. Когда ехал, знал, что я – крепкий парень, что-то знаю и умею, всю жизнь занимался спортом. Но попав туда понял, что этот дивизион – максимум, где я могу играть. Совсем другие скорости. В США некоторые начинают играть с пяти лет, а я всего три года занимался. Было сложно. Но что меня очень удивило– из старших ребят никто ничего плохого не говорил, наоборот, когда видели, что я чего-то не понимаю или стесняюсь спросить, то сами подходили, интересовались что мне не понятно, предлагали помощь в тренировках. В чем очень большая разница в футболе в США и в Украине: там футбольная команда – это семья. Тренер помогает решать игрокам любые проблемы. Вы видели, наверное, в американских фильмах, что там в университетах есть всякие братства. Так вот, футболисты ни в какие братства не вступают. Потому их братство – это футбольная команда.

— Вы сказали, что там дети начинают заниматься футболом с пяти лет. Не рановато ли для такого вида спорта?

— Могут и еще раньше – учатся бросать мяч, чувствовать его. Изучают разные движения, которые вырабатывают координацию, скорость. Чаще всего роль первого тренера выполняет отец, который, грубо говоря, просто бросает сыну мяч. Позже, лет в восемь, уже в школе, дети могут начинать тренироваться в обмундировании. Как у нас есть специализированные школы-интернаты, так и у них есть специальные программы, где есть тренера, как правило, тоже чьи-то отцы, которым это интересно и у которых есть свободное время, чтобы заниматься с молодыми ребятами. Изначально детей готовят больше в физическом отношении, развивают выносливость. Контактная игра уже идет позже.

— Вы начали играть в футбол в 23 года. А не задумывались над тем, что, если бы, как в Америке, в 5-8 лет, — до какого бы уровня сумели дойти?

— Ну, точно повыше, чем сейчас.

— Языкового барьера при переезде за океан у вас не возникло?

— Нет. Спасибо моим родителям, уже где-то с шести лет у меня постоянно были репетиторы по английскому. Я его хорошо знал, но все равно перед поступлением специально готовился два месяца с репетитором, чтобы сдать TOEFL – международный экзамен по английскому языку, который необходим для поступления в американский вуз.

— Украинские игроки, с которыми вы поиграли этим летом во время приезда в Киев на каникулы, сказали, что за последние два года вы сильно прибавили.

— Во-первых, потому, что там тренировки происходят намного чаще, чем здесь. У меня каждый день тренировка и в тренажерном зале, и на поле.

— И это – обычный студенческий уровень?

— Да. Плюс я опыта набираюсь, кончено, намного больше. Ведь играю с людьми, которые намного мастеровитее меня — сильнее, опытнее. Бывает, встречаются и такие, которые, хоть и играют со школы, но слабее меня. Но у игроков основного состава мне есть чему учиться.

#89 — Глеб Осияненко

— В чем вы им уступаете?

— Во-первых, в понимании игры. Я, когда ехал в Америку, рассчитывал играть на одной позиции. Меня же поставили на другую – дэфенсив энда, сказали, потому что она немного полегче, там меньше надо запоминать. Во-вторых, уступаю в физподготовке. Там ей начинают уделять большое внимание с нашего восьмого класса – именно тогда местные ребята уже приступают к игре в настоящий футбол и по-настоящему готовятся в тренажерном зале. То есть, приезжают в университет уже очень большими, накаченными. А в наших школах вообще не разрешают ничего делать. Ну и, в-третьих, конечно, уступаю в скорости. Первая игра там была для меня полнейшим кошмаром. Я ничего не успевал и вообще не понимал, где находится мяч. Вот как иногда люди, которые впервые приходят посмотреть футбол, не могут понять, где мяч, так и я: бац – все куда-то побежали, бац – мяч прилетает непонятно откуда и прямо в меня. Да что говорить – там даже психологической подготовке уделяется большое внимание. Вот как вы думаете, почему я ношу бороду? Тренер посоветовал. У нас в команде ее отрастили все, у кого она более-менее растет. Дело в том, что борода на подсознательном уровне ассоциируется у человека с опасностью. Ведь кто зачастую носит бороду? Бомж, террорист. И соперник, когда видит твою бороду, даже не осознавая того, где-то там глубоко в голове, но начинает к тебе относиться с опаской, немного боятся.

— Американский футбол в третьем студенческом дивизионе США сильно отличается по уровню от украинского чемпионата?

— Боюсь, что уровень очень разный, причем не в украинскую пользу. Там очень сильные ребята, владеют большим количеством разнообразных комбинаций. Мне нужно еще очень многому учиться. Даже в моей третьей лиге и на моей «легкой» позиции.

Продолжение следует…